[все интервью #мужчиныговорят – здесь]

 

“Жизнь – это череда упущенных возможностей”.

Армандо Диамантэ

 

Интервью автора проекта #мужчиныговорят Алсу Закировой с директором театра “Мастеровые” Армандо Диамантэ об обстреле дома, танцах на столе, молочной фабрике и власти.

 

Предупреждение! Ограничение 18+

 

– Армандо, у тебя очень разноплановый опыт работы, если изучить историю твоего профессионального развития.

 

– Но всегда сохраняется одна сфера деятельности – управление.

 

– Есть разница, чем управлять?

 

-Не особо. Да, есть колорит. Но не более. Главное – интерес. Например, мне было бы неинтересно управлять молочным комбинатом. Мне бы не хватало креатива. Возможно даже, я бы от скуки начал что-то придумывать…

 

– И стал бы Вилли Вонка молочной фабрики.

 

– Возможно.

 

– А чем интересен театр?

 

– Здесь сложно. Здесь все летящие и немного с придурью. Попробуй это всё регламентировать.

 

– А ты тоже с придурью?

 

– Естественно! Потому мне здесь и интересно. Директор театра должен быть сумасшедшим. Ну, сумасшедшим с другой точки зрения. Но, я не могу представить, что я работаю здесь до конца жизни. Вообще, мне очень повезло – я и логик, и креативщик.

 

– Почему повезло? С этим можно только родиться?

 

– И то, и другое даются от природы. Это можно углубить, если есть предпосылки. Как, например, развить креатив? Смотреть на привычные вещи под другим углом. Я как-то пришел к своему знакомому и попросился у него сесть на холодильник. Просто потому-что я никогда не смотрел на кухню с такой высоты. А для развития стратегического мышления, я каждый день играю в шахматы, изучаю партии.

 

– Но ведь есть люди, которые верят в свои безграничные силы.

 

– Пусть верят. Они должны во что-то верить. Если это не религия, то что-то другое. У меня есть одна знакомая, она ходит на тренинги. Я её в шутку называю сектанткой. Но, фактически, природа всех этих групп одна – вера.

 

– А во что веришь ты?

 

– В здравый смысл. Точнее в то, что иногда он может проявляться.

 

 

– Как-то слушала Оскара Хартманна. Основная идея его речи заключалась в следующем – правда никогда не имеет значения, если то, что вы знаете, заставляет вас двигаться и что-то делать вообще.

 

– Есть хорошее выражение: «А поср*ть». Именно в такой конфигурации. Это даже некая философия. Вообще, люди всегда ищут истину. Но ведь, возможно, её не бывает.

 

– Армандо, а тебе не хотелось читать лекции, собирать группы?

 

– А зачем?

 

– Ну вот без «зачем».

 

– Но это принципиальный вопрос. Чтобы чувствовать власть?

 

– Думаю, да. Какими бы благими ни были намерения, первопричина в этом.

 

Власть – это та вещь, к которой нужно относиться без упоения, взвешенно и с некоторой долей ответственности. Это просто некая обязательная вещь, с помощью которой мы решаем какие-то задачи.

А. Диамантэ

Опубликовать в Facebook Опубликовать в Twitter Опубликовать Вконтакте

– Кому-то нужна власть для власти – для самоутверждения. Я как-то разговаривал с одним и писателем и спрашивал, почему он читает постоянно нотации и не хочет ли он стать новым гуру для людей. И он сказал, что да. Однако, чем отличается хорошая литература от плохой? Если в ней есть открытая нотация – это плохая литература. А если ты рассказываешь какую-то историю, где герой проходит через различные события и можно из этого сделать выводы – это хорошая литература. Нужно быть метафоричнее и не навязывать, не принуждать людей к поступкам. Просто понимать, чего хотят люди – это, к слову, одна из предпосылок для власти.


 

– А ты используешь манипуляцию?

 

– Одна из задач манипуляций в том, чтобы человек не чуствовал, что им манипулируют. Но, да. Хотя сейчас мне интереснее стало исследовать суть когнитивного искажения, а именно – природу возникновения ошибок. Это важно в работе – для управления рисками, стратегического планирования.

 

– Ты считаешь себя успешным?

 

– Ответ отсутствует, потому как он утыкается в стереотипы. Начну с того, что я не могу оценивать себя на предмет успешности. Я бы вообще не употреблял это слово. Любое достижение и любое понятие весьма относительны. Мы богаты только относительно кого-то и бедны относительно кого-то. Следовательно, мы богаты или бедны? Мы не можем быть богаты, умны, глупы абсолютно. А вот относительно возможностей: может интеллект человека позволяет руководить страной, а он занимается чем-то более мелким. Так по отношению к своим возможностям человек является успешным или нет?

 

– Тебя сложно удивить?

 

– Очень. Я достаточно гибкий и готов ко всему. Даже если ты сейчас вскочишь на стол и начнешь дико отплясывать – я просто приму это как факт.

 

 

– Ну, хорошо, это по отношению к людям. А ситуации?

 

– Я когда-то занимался следственной работой. Ты выдвигаешь гипотезы, анализируешь все возможные версии. Удивить – это значит появиться версии, которую не предусмотрел. Либо ты тупой и не перебрал все версии. Либо ты не тупой и тебя не удивить.

 

– Ну есть же маловероятные версии.

 

– Есть, 1 к 10000000. Но пока ты дойдешь до них, дело будет раскрыто. Многие преступления вообще банальны в реальной жизни. Это ведь не фильмы. В общем, в следственной работе тоже скучно.

 

– А где не скучно?

 

– Не скучно там, где меньше стереотипов. Потому что люди ведь пытаются ещё эти стереотипы навязать. И это вызывает у меня…

 

– Протест?

 

– Мягко говоря.

 

– Что хочется сделать?

 

– Я говорю: «Идите в *опу».

 

– Ну и какая реакция? Сколько людей говорит: «Хорошо, скоро вернусь»?

 

– О, таких людей крайне мало. Тех, кто уточняет, не практолог ли я, тоже немного. Чаще всего обижаются. Но мои близкие уже привыкли и нормально реагируют. У меня вообще очень хорошо развита система защиты. Ведь, когда ты не похож на других, что люди пытаются сделать? Сожрать.

 

– Или усреднить.

 

– Ну да. Люди не любят тех, кто выделяется. И есть несколько вариантов ответных реакций. Либо тебя ломают, либо ты огрызаешься, либо тебе пофиг. Поэтому временами возникающая моя грубоватость – это реакция. Я вообще не считаю себя резким человеком, я за деликатность. Например, на работе, я старался никогда не ругаться нецензурно. Но вот в театре это необходимо.

 

– Зачем?

 

– Чтобы тебя поняли. Как еще привести в себя людей, которые в полете?

 

– То есть это твой способ заземлить их. А как было в самом начале, когда ты пришел?

 

– Я просто наблюдал и вникал. Тем более, тогда не все однозначно восприняли мой приход.

 

 

– Почему?

 

– Людей пугает новизна. Почему у нас инновации не так распространены? Потому что люди закрепощены. Но я не говорю о том, чтобы все раскрепостились. Всегда есть баланс. Гениальные люди по натуре своей невыносимы. Я себя гениальным не считаю, но в то же время понимаю, почему я не женат.

 

– Почему же?

 

– Стереотипным людям крайне сложно общаться со мной. Я представляю угрозу для их системы.

 

– Нет таких же нестереотипных людей?

 

– Ну почему же. Нельзя так говорить. Дело в том, что есть определенное принятие человека. Просто есть некоторые правила игры. Есть определенное доминирование. Если человек сам – сильная личность, она может поневоле начать давить всё вокруг. И как бы под этот каток и женщина не попала.

 

– А у тебя нет доверия к человеку, который рядом с тобой, что он справится с этим?

 

– У меня вообще плохо с доверием. Оно очень долго ко мне приходит – я долго приглядываюсь к человеку, провоцирую иногда, чтобы проверить его тем или иным способом.

 

– А каким способом?

 

– Ну, тут главное, чтобы человек не знал, что это делается намеренно. Есть такая вещь, как выведение человека из состояния покоя. В этом и есть провокация. И смотришь, что человек делает в состоянии психического возбуждения.

 

 

– И что это тебе дает?

 

– Есть ведь такое выражение: «Я с ним в разведку не пойду». Человека вообще тяжело понять в состоянии покоя. Ты должен его спровоцировать на некую крайнюю ситуацию и реакцию. Ты проверяешь, как человек реагирует на сложности, насколько он стрессоустойчив. Вообще, я мало во что верю. Несмотря на мой скептизицм, я принимаю разумные доводы. И тут, к примеру, ситуация с гороскопами, астрологией. Я к этому очень ровно отношусь. С другой стороны, когда описывают Скорпиона, ну очень точно про меня получается. Так вот, для Скорпиона дом – это крепость. Прежде чем он успокоится, ему нужно обстрелять весь дом из пушки и, только убедившись, что стены выдержали, он успокаивается. Опять же научный склад ума – давайте проверим. И женщине это может быть очень тяжело. И ещё. Есть же ожидание того, что партнер должен приносить состояние счастья.

 

– Но это ведь в принципе невозможно. В моментах – да. Ухаживание, внимание, поддержка. Но ведь в глобальном смысле невозможно сделать человека счастливым.

 

– Мне важно, чтобы с человеком было комфортно. Это непросто. Но обстрел дома нужен как раз для того, чтобы больше не воевать. Но, тут ещё важно понимать, что подобные проверки могут сломать человека. И вообще это не всегда необходимо – проверять на стрессоустойчивость. Например, актеры – чувствительные, чувствующие. Они всегда оголены в своих эмоциях. И потому не бывает стрессоустойчивых актеров. Иначе тут же появляется бетонная стена. В качестве личной защиты это прекрасно, но для профессии актера – нет.

 

 

– Как понимаю, это твоё главное увлечение – наблюдать.

 

– Да. Мне нравится анализировать. Мне становится мрачно, когда не думаю. И чаще всего мне скучно не наедине с собой, а с людьми.

 

– А когда тебе скучно с людьми?

 

– Когда они глупые. Я вообще сейчас не хожу на разные торжества. Мне не нравится выполнять общепринятый ряд процедур. Это скучно.

 

И вообще, может быть, мне хочется встать во время тоста и сказать: «Идите вы все в *опу!». И уйти. Да, я прослыву офигенным оригиналом. Но это будет не деликатно. А я не хочу делать что-то не деликатное.

Опубликовать в Facebook Опубликовать в Twitter Опубликовать Вконтакте

 

– Почему же?

 

– А потому что деликатность для меня ценность. И это то, что я в первую очередь ищу в девушке.

 

– Что значит деликатность?

 

– Вот когда ты никого не хочешь обижать. Это внутренняя доброта. Иногда даже фразы конструируешь таким образом, чтобы не ставить человека в неловкую ситуацию.

 

– Что ж, это интересно. Хотя ты и не любишь оценочных суждений, всё же задам наши традиционные вопросы. Первый из них: жизнь мужчины – это борьба?

 

– Это очевидный вопрос. Если ты воспринимаешь это как борьбу, то да. Но если ты привык к тому, что ты постоянно преодолеваешь трудности, это перестаёт быть борьбой. Это некая игра.

 

– И что такое счастье?

 

– Это обычно какие-то мгновения. Или в целом фон. Если можно назвать это счастьем, то это состояние комфорта. Мне хорошо, тогда, пожалуй, я счастлив.


Фото: Лейсан Березина 

P.S. За кадром интервью: читайте в Инстаграм @inerviewme_

Мы в ВК: zhivoemesto.ru

 

 

P. P. S. Имя каждого, кто нам помог, появляется на странице «Нам помогают».

Узнай, как именно ты можешь помочь тут

Нам помогают*:

Басыйр Ганиев


Роман Конышев
Дмитрий Шведов
Шива Арумугам
Эльмира Павлова
Минзиля Закирова
Динара Хайруллина
Марина Таймасова
Оксана Кобзарь
Александра Юшутина
Рустем Шакирзянов
Эльза Шакирзянова
Артем Соколов
Алексей Модин

 

 

 

* Список регулярно пополняется

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

3 комментария

  1. Марина

    13.12.2017 at 10:20

    Возьму на заметку определение “хорошая литература”. #мужчиныговорят

  2. Artur

    17.12.2017 at 15:57

    Вcегo 30 минyт эта cxемa была в сети, но ее успели yвидeтb 7 чeлoвek, один из кoтopыx был я. 50 000 pyблей за oдин платeж один раз в сyтки u.to/hDuYEA

  3. Эльмира Павлова Гашимова

    21.12.2017 at 16:34

    Про деликатность откликнулось=)

Leave a Reply

Войти с помощью: 

You Might Also Like